Статьи
Идем отрядом на черный свет. Константин Бекрев

Идем отрядом на черный свет.

[ Константин Бекрев ]

-Константин, вы такой творческий человек: композитор, мультиинструменталист, вокалист группы «Индия» (экс-«Мир Огня»). И возникает закономерный вопрос: а не тесно ли вам находится в рамках «Глеб Самойлоff and The Matrixx». на должности клавишника, басиста и бэк-вокалиста?

-Если бы в моей жизни была только группа «Матрица», то, наверное, было бы тесно. Но я себя, как творческую единицу, не измеряю рамками только какой-то одной группы. Музыка в «Матрице» очень хорошо отражает только часть моей души, я нахожу в ней что-то близкое мне. Но в то же время в моей жизни существует группа "Индия", где я продолжаю реализовывать свои творческие идеи. Не могу ведь я взять и убрать самого себя из собственной жизни: не сочинять новые песни, забыть то, что было сделано раньше.

-А что говорит по этому поводу Глеб Самойлов?

- Он ходил несколько раз на концерты, как собственно, и остальные участники «Матрицы». Другое дело, что у нас всех абсолютно разные пристрастия относительно музыки. Но Глеб ко мне относится, как старший брат: «Ну, пишет там себе что-то такое...ну, молодец"...

-Частые успешные выступления неминуемо ведут к возрастанию популярности. Вы сталкиваетесь с проблемами, связанными с излишним вниманием со стороны поклонников?

-Популярность мешает личным человеческим качествам. Она никогда не мешает человеку, как артисту. Надо различать: артист-человек и артист-артист. Вот второму это не мешает ни капельки. Это наоборот круто, когда нагнетается шумиха вокруг твоей персоны, когда случаются какие-то сумасшедшие звонки фанатов...

Но когда остаешься один дома вечером, помимо артиста в тебе должно быть что-то еще, за душой. Когда общественная жизнь вторгается в личную, это не нравится ни твоим близким, ни тебе самому. Потому ко всему надо относиться взвешенно: работа, это работа. Ты - это ты. Я в жизни совершенно другой, чем на сцене.

-Кроме того, что вы музыкант, профессию вы получили по специальности историк?

-Да. Если говорить об этом, то у меня есть избранные периоды в изучении истории. Но в целом мне нравится сам процесс. Он даже имеет нечто общее с расследованием. Познание того, что было много лет назад, мне кажется безумно увлекательным занятием. Не интереснее, конечно, чем жить нынешней реальностью, но практически так же.

И здесь же возникает параллель с тем, чем я, собственно, занимаюсь. Творчество – это та же попытка разобраться, найти правду. Только это уже копание не в дебрях истории, а в самом себе.

-Если говорить о нашем времени, то стоит вспомнить, что с самого начала «Матрица» столкнулась со множеством проблем. Радиостанции и музыкальные каналы не охотно поддержали дебютный альбом группы.

-Да, было такое. И сейчас, в общем, ситуация не намного отличается. Просто вся проблема заключается в том, что само понятие слова «рок» у нас зачастую трактуется в очень узком смысле. Любая эклектика, любой новый подход сразу воспринимается в штыки. И очень трудно доказать обратное. Радиостанции готовы крутить только то, что было написано лет сорок назад, всему новому же упорно сопротивляются. Либо ты должен подстраиваться под радиостанцию, либо: "когда станешь известным – приходи". Это касается и «Матрицы» в том числе. Потому, что бренд новый. И, несмотря на то, что группе есть, что сказать, приходится постоянно доказывать это, особенно тем людям, которые стоят у руля рок-индустрии.

-В общем, рок всегда пробивал себе дорогу сам, будучи явлением аполитичным, как это у нас считалось в стране.

-Да. Но сейчас президент сказал: всем играть рэп. И рэп востребован. Сказал бы играть рок - рок был бы популярен. Это происходит еще и потому, что в среде рядовых слушателей, еще с самого детства, складывает превратное представление о рок-музыканте и роке в целом: либо это валяющийся на сцене, не способный и слова сказать человек. Либо не вполне адекватный волосатый мужик, бегающий туда-  сюда и орущий в микрофон непонятно что. И, соответственно, мамы детям говорят: рок – это плохо, и все в таком духе.

На Западе же как? Там нет строгого разделения между роком и не роком. Там есть понятие Entertainment – развлечение. Любая группа там ориентируется на понятие шоу. И зритель может пойти на Бритни Спирс, а на следующий день – на концерт System of a Down, и в равной степени получить массу удовольствия. Потому, что это просто профессионально сделано. И под то и под другое можно здорово попрыгать, помахать головой и подраться после концерта. Все это весело, люди отдыхают.

-Наши люди думают так: раз это рок-артист, то нужно обязательно загрузиться, предварительно прочитать томик Блока. Прийти обязательно с пивом, ведь рок-музыкант, ведь он в душу влезает!

А попса – этот попса. Это можно с мамой сходить. Ведь если я рокер, я ни за что не пойду на попсу. А если я попсарь, то в жизни не посещу ни одни рок-концерт.

Соответственно, складывается вся неблагоприятная ситуация, о которой мы с вами говорим. И здесь я вижу один выход – менять такое отношение людей как можно скорее.



01.06.2011 в 22:57:30 | salamander | Интервью | 1965
Бекрев, Константин
Рейтинг: 0.0/0
Комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]