Статьи
Интервью с Ренегатом. 12 декабря 20113.

Группа «Король и Шут» выступила в Уфе в рамках прощального тура, посвященного памяти Михаила Горшенева, умершего в июле этого года. Последний концерт музыканты дадут 27 декабря в Рязани. После этого группа официально прекратит своё существование.

За 20 с лишним лет группа стала культовым явлением на российской рок-сцене, во многом благодаря харизматичному вокалисту Михаилу Горшеневу, также известному как «Горшок». Даже после ухода из коллектива второго вокалиста Андрея Князева, который решил заняться сольной карьерой, «Король и Шут» оставались на вершине славы. 19 июля 2013 года ушел из жизни Горшок, без которого невозможно представить группу такой, какой она была раньше. В память о друге музыканты организовали прощальный тур по городам России, который станет последней главой в истории «Король и Шут». Однако на этом пути музыкантов не разойдутся: уже объявлено о создании нового проекта «Северный Флот». Работа над первым альбомом начнется весной 2014 года. Пластинка будет выдержана в «тяжелом» стиле и посвящена памяти Михаила Горшенева. Участники группы отказались сохранить былое название, потому что сама идея «Короля и Шута» без Горшенева и Князева невозможна. Сейчас на месте вокалиста находится Александр Леонтьев, фанатам группы известный как «Ренегат». Он же будет петь и в «Северном Флоте». Перед выступлением в Уфе мы поговорили с Александром.


Это особенный тур. Как вы справляетесь в эмоциональном плане?

– Ну как справляемся? Народу нравится. Тяжелые эмоции перекрываются тем, что мы получаем в ответ из зала. Это стоит того. Слезы, эмоции, это даже не горечь утраты, потому что с лета все как-то немножко притупилось. Каждый раз в каждом городе мы получаем какие-то эмоции от публики, видим, что они неравнодушны, группа «Король и Шут» для них много значила. Видим людей, которые вообще на концерты до этого не ходили, но пересилили себя и пришли проститься с Михой. Есть такое слово, которое мужчине не очень подходит, но это «умиляет». Поэтому грех жаловаться на усталость моральную и физическую.

Программа везде одинаковая, а как вас встречают в разных городах?

– Программа была составлена большей частью Михой для Зеленого театра, кое-что мы добавили, изменили, потому что объективно я не все могу петь за него. Но мы четко совершенно знаем, на какой песне какая будет реакция зала. Я это чувствую всегда. До мелочей просто совпадает. Грубо говоря, в каких-то местах люди начинают в ладоши хлопать, в тридцати с лишним городах одно и то же. Такое слово как «единение» в данном туре как никогда актуально. Единственное, что в крупных городах, таких как Киев, Минск, Питер накал эмоций больше. В провинциях люди сдержаннее.

Как распределялись обязанности в прежнем «Короле и Шуте», и что изменилось сейчас? На вас возложены новые обязанности, новая ответственность.

– Я бы не сказал, что это обязанности, это же не армейский устав. Ничего не изменилось, кроме того, что в этом туре мне приходится петь, – добавилась эта ответственность. Ну и нагрузка, я уже неоднократно говорил, что у меня связки неприспособленны. Раньше, когда еще Андрюха Князев не ушел, они с Михой пели пополам по 15 песен. Мне же приходится все 30 петь, плюс нагрузки, ответственность, второй-третий концерт, и у меня уже связки садятся. А так в принципе все как было. Яков – гитарист, Поручик барабанит, Паша на клавишах. Те же обязанности остались.

По поводу вашего проекта «Северный Флот» уже было много сказано. Есть какие-то новости с тех пор?

– Не, ну а когда? Мы в туре сейчас.

Может, идеи какие-то новые?

– Идеи пока музыкальные. Я в туре постоянно, на саундчеках, например, какие-то вещи запоминаю, из этого потом складываются композиции. В этом туре я порядка двух тем полностью накидал.

В Интернете уже «ходят» песни от лица СФ. Это фейки?

– Это не совсем фейки, а различного рода материалы, исполненные мной еще в «Кукрыниксах», в каких-то седых 90-х годах. Или, может, это песни из «Тодда», где я пою. На альбоме почти все песни Миха исполнял, а в живом исполнении где-то 8 треков я пою на сцене. Или вообще древние концерты, когда мы без Михи ездили в какие-то города, тогда я иногда пел вместе с Князем, но, конечно, это ужасного качества записи.

Чем будет отличаться СФ от «Короля и Шута»?

– Да всем. Как он может не отличаться. Во-первых, у «Короля и Шута» всегда была картинка. Михи нет – нет картинки. То есть в этом плане с нуля начинаем. Единственное, что у нас есть – коллектив. Некоторые группы десятилетиями играют и не сыгрываются. А у нас сбитый коллектив, это алмаз, который попадается раз в миллиард лет. И вдруг все это терять? Мы и в моральном плане прикипевшие друг к другу люди, притом, что дома-то вместе не тусим, так скажем, на рыбалку вместе не ездим. Но в турах очень важно, когда группе 20 лет, и люди друг друга не раздражают, это очень большая редкость. Есть группа, которая уже на пятом году жизни начинает в разных автобусах ездить, довольно реальный случай, не буду называть. Есть группы, где всем настолько плевать, что забывают, как друг друга зовут. Вот в этом плане нам повезло.

Самая эмоциональная песня в этом туре?

– «На краю». Кульминационный момент, когда каждый в зале, кому не все равно, понимает, что это все, с этой секунды – конец. Многие приходят на концерт и не верят, ждут, что под конец Миха выйдет на сцену. Слишком он был неординарным, чтобы так вот уйти. Есть сотни людей в интернете, которые думают, что это все какой-то гигантский развод, пиар, и через год он вдруг появится.

Как вы встретились с Михаилом? Ваша первая встреча?

– Я помню, как я его в первый раз увидел. Первая встреча у меня была сначала с Лешкой Горшеневым. Мы тогда с Димой Гусевым, первым гитаристом сколачивали группу, она еще не называлась «Кукрыниксы». Гусев сказал, что у него на примете есть парень, который недавно из армии вернулся и мог бы играть на барабанах. Тогда еще не было мобильных телефонов, и мы с ним забились на каком-то фестивале. Там был «Король и Шут» собственно, я тогда еще не знал, что это такое, не слышал даже. Была группа «Трилистник» с Дюшей Романовым, и какие-то еще группы, совершенно не связанные стилистически между собой.

Мы стояли в уголке, народ бесился, тогда еще скины были, панки питерские, и появляется Леша с зализанными назад волосами, молоденький, горячий. Мы с ним попили пивка, он планировался у нас в группе барабанщиком. Пока мы это обсуждали, я смотрю на сцену, и там Миха в классическом своем образе, в клетчатой рубашке, без зубов скакал, Князь там сзади в полосатом ходил, Шура Балунов на гитаре играл еще тогда.

И меня зацепило. Ну, понятно: у Горшка и песни то незабываемые, а вживую, в те годы… Смотришь на сцену, и вот кроме этой образины не видишь вообще ничего, то есть просто Вселенная сужается до одного человека. Причем играли совершенно криво, но драйва было столько! Я тогда еще был трушный металлист, и к панк-року как-то не очень относился. И вдруг я вижу «Король и Шут». Мы после этого решили – играем панк-рок, никакого металла.

Так я его первый раз увидел. Потом где-то пересеклись, он все время дома не жил, ходил без бабла. Я еще даже Ренегатом не был. Как-то «Мальборо» курил, он подходит и говорит: «Слушай, Шурочка, я мало курю, но ты меня угости». Вот так. Потом на «Точке» пересекались, ну и пошло поехало.


Через двадцать минут после разговора начнется концерт. Зал «Колизео» будет полон под завязку, публика разнообразна. Молодые раскрашенные панки – у сцены и в середине, скромные девушки, влюбленные парочки – по бокам, серьезные люди – за столами и на балконах. Среди них будут и ровесники Горшка, и даже те, кто старше. Выступление начнется с минуты молчания, а потом музыканты сыграют любимые песни, известные пришедшим наизусть. Среди них будут те, которые особенно любил Михаил: и композиции рок-оперы, и песни с первых альбомов, и незабываемые хиты. Люди в толпе будут плакать, махать флагами, размазывать по щекам гуашь, пить за Горшка. Когда дойдет очередь до песни «Медведь», у сцены развернется плакат, а после концерта, в гримерке Ренегат скажет: «Он там молодой такой, на плакате, улыбка светится, а у меня голосишко итак дрожит». Потом будет «На краю» и голос Горшенева. Как и сказал Леонтьев, это будет последний рубеж, финальная точка в истории, и каждый это будет понимать. Слезы, овации, ожидание чуда, гордость. Так заканчивается последняя глава в хронике группы «Король и Шут».


17.12.2013 в 14:01:31 | salamander | Интервью | 647 | Источник материала
Комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]