Статьи
Интервью с Ренегатом. 5 декабря 20113.
5 декабря 2013 года, Нижегородский портал ГИПОРТ.РУ побывал на последнем концерте группы «Король и Шут».
Уход из жизни солиста и одного из основателей группы, серьезная потеря для всей Российской рок индустрии. Участники группы поделились с нами своими планами и чувствами на счет происходящих событий.

Интервью для портала ГИПОРТ.РУ с Александром «Ренегатом» Леонтьевым, исполнителем вокальных партий во время тура «Король и Шут: Прощание».

ГИПОРТ.РУ (Г.) - Скажите, пожалуйста, как проходит тур после трагической смерти солиста, как вас принимают города? Я наслышана, что в каждом городе был аншлаг на ваших концертах.

Александр Леонтьев (А.Л.) - Да, это правда. Ну в плане количества народа и приема однозначно. Да, везде аншлаги, прием - понятно что повод грустный - но мы стараемся, чтобы это было не просто грустно, чтобы люди могли как надо попрощаться с историей.


Г. - Многие фанаты считают что без Михаила группы не может быть. Насколько я в курсе, вы будете исполнять новые песни под названием "Северный флот", верно? В каком стиле будет играть эта группа?

А.Л. - Мы первоначально сами решили, что "Короля и Шута" больше нет и быть не может. То есть прощальный тур прощальным туром, но "Короля и Шута" дальше не может быть. И уж поверьте, в эти первые две недели, может три, когда Миха (Михаил Горшенев – прим.редакции) ушел и мы были в шоке, нам было все равно, кто там что считает. И, честно говоря, я вообще находился в каком-то полубреду. Ну потому что все так обрушилось, не стало вожака, не стало близкого человека... Ничего не стало.

Поэтому, кто что считает, нам все равно. Да, мы группа "Северный флот", мы так решили, где я буду солистом. Получается, что я, например, лучше умею петь. Сейчас Яков (Яков Цвиркунов, бэк-вокал, гитара прим.ред.) учится, он бэк-вокал будет петь. То есть вопроса о том, чтобы брать кого-то петь в группу, не стояло и не будет стоять.

Г. - То есть вы будете выступать старым составом?

А.Л.- Да. По той причине, что Михи с нами нет, это будет уже не Король и Шут. А по поводу стиля - лично я на стили никогда музыку не делил.


Г. - Группа "Король и Шут" - она в основном поет мистические истории. Группа "Северный флот" - будет продолжать двигаться в этом направлении?

А.Л. - Не исключено. В плане текстов возможно все, что угодно. Находятся какие-то люди, которые заранее строят предположения, что мы ударимся в какую-нибудь социальщину - это вряд ли. По той причине, что социальщина не отражает глубоких личных переживаний. Эмоции, революции - это все, конечно, здорово. Но нам уже не двадцать лет. Когда - давайте все поломаем, а потом будет нормально. Нет. Я думаю, скорее всего это будет какая-то личностная лирика. Может быть мистика, я не исключаю.

Г. - Поскольку потеря Михаила - это действительно серьезная потеря, какие эмоции вы испытываете, когда исполняет песни, которые раньше пел он.

А.Л. - Действительно широкий спектр эмоций. Честно скажу, в этом туре скорее преобладает гордость. Гордость за Миху, гордость за нас всех, как за состав. Ну вот я стою на сцене, я не испытываю гордость за то, что именно я стою здесь с гитарой. Тут скорее гордость за то, что Миха в сердцах всех этих людей, которые приходят на концерт, многие в первый раз и в последний приходят, как-то не довелось им сходить, многие с двухтысячных годов не ходили на наши концерты. Так вот, все эти годы все эти люди любили Миху, любили творчество, Князя любили, вообще группу "Король и Шут". Многие помнят так называемый золотой состав, где еще Балу был, Машка (Нефедова, скрипачка на ранних альбомах — прим. ред.) Это гордость за то, что мы были частью этой красивой истории, было круто, весело, наша юность и многое другое. Естественно, легкая грусть, что Миха всего этого не видит.

Г. - С вами Князь и Маша Нефедова приезжали на концерты в Киев, Москву, Питер, Минск. Почему они не продолжили с вами тур?

А.Л. - Ну по разным причинам, то есть я не стал бы это связывать друг с другом. С Андреем (Князевым — прим.ред.) изначально оговорено, что у него свой тур. Были какие-то намеки - давайте после нового года прощальный тур проведем, подождем... ну это невозможно. Год тяжелый выдался, Миха умер, потом Михин отец умер. Мы хотели в этом году эту историю закрыть и с Андреем согласовали, что у него свой тур, уже забитый заранее, чтоб они не пересекались. Договорились, что он на больших концертах только с нами играет. А Маша совершенно независима, но приехать смогла только на две недели - у неё дети мелкие в Америке. Мы постарались, чтобы в эти две недели большие концерты, по возможности, попали. Она с нами и дальше хотела в тур ехать, не получилось няню нормальную там найти быстро - она очень расстроилась, но дети есть дети..

Г. - А вам не тяжело работать в таком насыщенном гастрольном графике? По-моему, такой график у вас был только в 2004 году?

А.Л. - Ну такой график у нас был с 2002 по 2004. Проведение тура - сейчас, естественно, гораздо сложнее и тяжелей, во-первых, возраст не тот. Во-вторых, так получается, что когда мы уезжали, у нас было довольно много концертов подряд. У нас было несколько дней концертов и отдых, или два дня отдых. И сейчас у нас в украинском туре восемь дней подряд. Для голоса, прежде всего, тяжело. Раньше ведь на дыхании было, на драйве. Было допустим у нас двадцать семь песен в программе и пополам примерно Миха с Андрюхой делили. А сейчас приходится одному петь двадцать семь песен, тридцать песен. Тяжело, то есть я по фониатрам бегаю, если связки уже отказывают. Но это того стоит.

Г. - Кроме музыкального творчества, вы участвовали в постановке зонг-оперы "TODD" на различных театральных площадках. Планируете ли вы как группа продолжать постановки в дальнейшем?

А.Л. - Ну, нужно понимать, что Миха был один из идеологов, инициаторов, человек, который написал материал, кроме группы там гигантское количество человек было задействовано. Там, извините, балет, паркур, хор, чудовищно огромная работа. Я присутствовал на трех месяцах последних репетиций - это адская работа. Около сотни людей было задействовано. Естественно, в память о Михе мы бы хотели, чтоб такой великолепный продукт, не имеющий аналогов пока что у нас, с живой группой сохранился. Но здесь стоит такой морально-этический вопрос. Мы поставили условие московской стороне, в первую очередь я, потому что мне тоже на сцену выходить, я - рассказчик, физически не смогу выходить на сцену с человеком, который мне не нравится. И очень сложный поиск - кем заменить.

Мы не пытаемся заменить Михаила, мы пытаемся заменить Суинни Тодда, то есть понятно, что таких, как Миха, больше нет. Нужно продумать концепцию - каким должен быть Суинни Тодд, чтобы это было одновременно хоть немного похоже на оригинал и хотя бы в половину так же круто. То есть человек нужен с харизмой, однозначно пришли к выводу, что это не должен быть театральный, скорее всего нужно искать кого-нибудь из рок-мира, человека со свежим взглядом и вот с ним что-то делать. То есть ситуация такая: мы выразили горячее желание участвовать, если это все будет красиво, невзирая ни на финансовую составляющую, ни на что. То есть мы не дадим своего одобрения на спектакль, на продолжение, если не будем на 100% уверены, что это достойно.

Г. - Скажите, пожалуйста, сейчас в интернете собирают голоса для установки в Питере памятника Михаилу. Вы поддерживаете это начинание?

А.Л. - Скажем так, мы не поддерживаем и не препятствуем. Сложно объяснить. Здесь скорее интимная ситуация. Во первых, у Михи есть семья: мать, жена, дочь, брат. Если бы они выразили желание, мы бы для этого сделали всё. Дело в том, что люди, которых вы упомянули... Я понимаю эмоции, это грусть, тоска, ну и так далее, гордость в чем-то. Но они многого не понимают. Во-первых, надо ли это сейчас и надо ли это потом. В общем так скажу, группа соблюдает нейтралитет. Мы не против, но мы не участвуем в этом довольно активно. По одной причине: ну вот я Миху знал не то, чтобы близко - близко на самом деле его не знал никто - довольно хорошо.

Я на 99% уверен, что он бы просто посмеялся над этим. Ну какой нахрен памятник, что за глупость, с иголками стоит Горшок? Зачем ему памятник, зачем памятник Пушкину? Для них лучший памятник - люди, которые ходят на концерты, у которых музыка в сердце, которые никогда его не забудут. А просто ставить памятник, для того, чтобы люди не знакомые с творчеством ходили мимо и рассказывали детям: "А кто это был такой?" - "Ну там Горшок какой-то". Ну это же бытовуха, ну нахрена это надо. В общем, мы нейтральны, если собирают — пусть собирают. Если мать его захочет, мы костьми ляжем, мы все для нее сделаем.

Г. - Скажите, "Северный флот" - название песни Михаила, он ее написал, он же ее исполнял. Название группы "Северный флот" - было выбрано исключительно из этих соображений?

А.Л. - Ну там сложилось многое. Во-первых потому, что песня целиком Михина, одна из немногих, к которым он и текст сам написал. И вообще она написана довольно давно, какое то время мы ее просто играли. Но вот последние годы, я не знаю по каким причинам, Миха к этой теме просто тяготел. Не знаю, то ли книжку прочитал, то ли сериал посмотрел, ну для него мы действительно были те, кого он ассоциировал с викингами. Ну пускай это смешно, не важно, у него свои были взгляды на жизнь. Ему это нравилось. И он об этом неоднократно говорил, он это постоянно в себе муссировал. И получилось так, что другого названия мне в голову не пришло.

Г. - Какие песни для Михаила имели большее значение, что ему прямо на душу ложилось? Песня "Северный флот", может быть что-то ещё?

А.Л. - Ну, скажем так, творческое наследие гигантское довольно-таки. Но был целый пласт песен, который Михе надоедало исполнять. Вот особенно старые хиты. Вот с какого-то седого восемьдесят девятого года, "Лесники", потом пошли "Охотник", такие песни, как "Два вора и монета", "Два друга" и так далее, они вообще в новую концепцию группы не укладывались, их как не играй, они все равно по старенькому звучат. Ему хотелось, чтобы это был современный панк-рок.

Многие песни ему нравились по звуку, по драйву. Однозначно есть у него такая песня, как "Разговор с гоблином", нравилась не из-за текста, вся музыка им была написана, например он дико любил группу Ramones, он ее посвятил Ramones, ему было в кайф.

Последнее, мы программу составляли на Нашествие, он вспомнил старенькие хиты, ему захотелось чего-нибудь быстренького, вот и он проникся песней "Садовник", очень старой. Я то в группу пришел с 2000 кажется, а это какое-то классическое наследие. А вообще последнее время ему нравилось исполнять именно хардкор-вещи. Например, "Инквизитор", "Анархист", "Вампир" - быстрые и мощные.

Г. - По мнению многих, "Северный флот" по всем показателям не будет такой же популярный, какой была группа "Король и Шут". Вы не переживаете на этот счет, что поклонники не будут так же любить эту группу, как когда-то любили "Кишей"?

А.Л. - Ответ простой, я за себя скажу. У меня есть любимая жена, которую я люблю, которая любит меня, у меня есть дети, которые меня любят. Я музыкой занимаюсь не для того, чтобы меня поклонники любили, я ровно к этому дышу. Вот опять же есть аналогия, поклонники любят, особенно девочки, Джастина Бибера, еще кого-то. А кто-то писался от Михи кипятком, а в чем разница? Где та грань, чтобы понять, любят ли поклонники твою музыку или твое смазливое личико? Мне это не надо. Мне нужно, чтобы эту музыку я сам любил, вот это пожалуй правда. А будут ее любить больше или меньше? Я такими категориями не мыслю даже.

Во вторых, сейчас другие времена, мы другие теперь люди. Я готов к любому развитию событий и я себе четко отдаю отчет, что все, что будет, зависит только от нас, и это самое правильное. В любом случае, если у нас не получится с группой "Северной флот", я не буду никого не обвинять, что все плохие, вы меня не понимаете, что я пытаюсь донести...

Для меня главное, что я уверен в самом себе, в наших парнях и уверен в том, что мы все делаем правильно.

Будут поклонники - и хорошо. Нет - бывает, ничего в этом страшного.

Г. - Есть уже какие-то песни, написанные для группы "Северный флот"?

А.Л. - Ну, с песнями у нас сейчас проблемы, потому что некогда до этого добираться. А музыкального материала сейчас порядка дюжины песен. После того как отъездим этот тур, будем собираться с мыслями. Либо драматурги TODD'овские будут писать, либо я сам попробую. Хотя я в принципе больше прозаик, рифму не очень люблю, но, чем черт не шутит, почему нет.

Г. - Планируется выход альбома "Северного флота"? Когда он увидит свет?

А.Л. - Альбом находится в работе, эти 12 треков - они ждут своего часа. Как только тексты будут написаны, они по очереди будут в интернет вываливаться, либо альбомом. Пока предварительно, где-нибудь в марте, в апреле мы уже сядем за первую часть записи, думаю, что к этому моменту будет более четко ясно.

Г. - Спасибо вам большое за интервью, извините за личные вопросы.

А.Л. - Ничего страшного, я все понимаю...

Интервью подготовила Александра (SEOblondinko) Сычева.

16.12.2013 в 22:31:00 | salamander | Интервью | 485 | Источник материала
Комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]