Статьи
Интервью с Виталием Дубининым перед Ария Fest

9 ноября в клубе Stadium Live пройдет «АРИЯ фест» — крупный праздник неформатной тяжелой музыки. В составе участников заявлены: российские группы «Черный обелиск» и Catharsis, украинцы Symfomania, норвежцы Sirenia, немцы Rage, в завершение свой полуторачасовой сет сыграет сама «Ария». Накануне фестиваля один из основателей группы — Виталий Дубинин встретился с корреспондентом «Известий»

— На Западе есть фестивали Ozzfest и Download Festival. Вы хотите ответить в своем «весе»?

— Отчасти и по этой причине, но не только. Из фестивалей, на которых бы в России игралась тяжелая музыка в чистом виде, я вспомню разве что Monsters of Rock и  «Железный марш», который делал в середине 1990-х Паук из «Коррозии металла». Потом всё исчезло. Решив сделать свое мероприятие, мы вначале провели «АРИЯ фест», приуроченный к 25-летию группы, а потом решили сделать специализированный фестиваль тяжелой музыки — чтобы наши поклонники приобщились бы и к музыке других мастеров тяжелого рока.

— Этой музыки нет в эфире и на больших концертных площадках. Своим фестивалем вы стараетесь вернуть тяжелому року популярность?

— Вариант хард-рока, который был в конце прошлого столетия, сейчас даже в новой форме вряд ли обретет новых слушателей. Тяжелая музыка не стоит на месте. Мы не хотим, чтобы «АРИЯ фест» превратился в демонстрацию достижений 1970–1980-х. Не знаю, насколько этот фестиваль поможет популяризации тяжелого рока, но не навредит ему точно. Пока тяжелую музыку можно услышать в основном в интернете. Где она, кстати, очень популярна.

— Среди заявленных команд — группы известные и состоявшиеся. Возможно ли появление новых групп в этом жанре?

— Мы постепенно расширяем лайн-ап фестиваля. Начнем с того, что есть, а потом будем звать и молодые команды. Что касается перспектив хард-рока, я не предсказатель и не критик. При современном развитии коммуникаций всё течет стремительно. На Западе молодые тяжелые группы появляются вовсю, почему им не возникнуть у нас? Во времена СССР трудно было найти информацию о том, как развивается жанр, сейчас этой проблемы не существует. Значит, все предпосылки есть.

 — В свое время борцы за чистоту жанра обвиняли «Арию» в том, что в рок она пришла из ВИА, да еще и многое откровенно «дерет» у западных коллег. Вас это задевало?

— Если честно — не сильно. Ну, бывало, мы и сдирали что-то, но в первую очередь ориентировались на лучшие образцы, на лидеров. Ну, а в ВИА (группа «Ария» была создана на базе ВИА «Поющие сердца». — «Известия») мы когда-то пошли работать не по убеждениям, а чтобы хотя бы где-то начать музыкальную деятельность. Когда в «Поющие сердца» пришли я, Алик Грановский и Владимир Холстинин, люди, игравшие там, уже хотели делать что-то новое, уходя от виашной истории.

— Современная западная тяжелая музыка разнородна. Ветераны Iron Maiden и Элис Купер предпочитают традицию. Трент Резнор ищет новые формы. Нужно ли тяжелой музыке меняться?

— Заслуженным людям вроде тех же Maiden или Купера, столпов жанра, меняться ни к чему. Они доказали право своей музыки на существование. На сцену должны приходить молодые, которые ищут и находят новое звучание. Если ты молодой музыкант и играешь архаичный «хэви-метал», это выглядит странно. В тяжелом роке, как и в любой музыке, должно быть развитие.

— Разговоры о том, что тяжелая музыка — удел тупых маргиналов, в далеком прошлом, но приходилось ли вам получать комплименты от серьезных музыкантов?

— Мне кажется, что тяжелую музыку надо слушать вдумчиво. Когда мы играли с симфоническим оркестром, нам делал аранжировки очень уважаемый в академической среде композитор Кирилл Уманский. Он сделал нам серьезный комплимент, сказав, что музыка «Арии» очень симфонична, поэтому ему легко делать аранжировку для оркестра.

— Что послушали из недавно вышедшего у западных коллег?

— Из столпов мне очень понравилась новая работа Black Sabbath «13». Благодаря их саунд-продюсеру Рику Рубину я услышал тот самый любимый, настоящий классический коллектив. Очень хорош новый альбом Dream Theater, поскольку напомнил мне их ранние работы. Переслушиваю сольники вокалиста Judas Priest Роба Хелфорда. Я не очень большой почитатель Metallica, но с удовольствием сходил на премьеру их фильма.

— Вернемся к «Арии». Скоро вы отправляетесь с концертами в Польшу, США и Канаду. Адаптируете ли программу? 

— Это наши первые гастроли в этих странах. В США и Канаде мы будем работать в небольших клубах вместимостью от 600 до 800 человек. В Польше есть зал и на 2 тыс. человек. Когда едешь первый раз в далекие страны, надо показать лучшее, что есть у группы. В России играть хиты вроде «Улицы роз», «Героя асфальта» и «Штиля» уже не очень хочется, они поднадоели публике, а иностранцам стоит их представить.

— У вас уже два года новый вокалист — Михаил Житняков. Как он прижился в команде, не обижаете?

— Мне кажется, нам очень повезло с этим парнем. И в творческом, и в человеческом смыслах. Он здорово исполняет наши новые и старые вещи. Мы его, бывает, подкалываем, но честное слово — никакой дедовщины.

— То есть вписался в «семейку «Арии». 

— Мы вполне можем называться семьей. С Владимиром Холстининым почти 40 лет вместе. Еще до музыки вместе в МЭИ учились. Менялись жены, друзья, музыканты, а мы с ним всё вместе. Может, мы не обожаем друг друга, но столько лет в одной группе. Согласитесь, это о чем-то говорит. 

— А с фанатами ваша семейка как-то взаимодействует?

— Что касается поклонников, то составы «Арии» менялись много раз. Наверное, чем меньше было бы перемен, тем была бы крепче семья. А так семья у нас довольно неоднородная, все «дети»-поклонники — от разных браков.

07.11.2013 в 22:43:02 | salamander | Интервью | 556 | Источник материала
Комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]