Статьи
Сергей Михалок: «У нас передышка перед боем»

Сергей Михалок: "У нас передышка перед боем"

Лидер «Ляписа Трубецкого» признался, что после романтичных «Веселых картинок» они планируют создать что-то более яростное.

27 апреля в Воронеже выступила белорусская группа «Ляпис Трубецкой». В тот вечер в пабе «100 ручьев», где белорусы представляли свой новый альбом «Веселые картинки», было совсем не до смеха. Народу в зале набилось столько, что зрители чувствовали себя как селедка в бочке.

После концерта один из зрителей поделился впечатлениями от концерта «Новостями шоу-бизнеса NEWSmusic.ru»: «Это было круто! Концерт хороший. Но находиться в зале было невозможно. Там все задыхались! Некоторые девушки буквально на последнем издыхании выбегали из зала!».

Перед концертом лидер коллектива Сергей Михалок пообщался с журналистами.

- Сергей, ваш коллектив попал в «черный список» деятелей культуры Белоруссии. Стала ли от этого ваша группа более или менее популярной?

- Нет какого-то индекса популярности, нет какой-то статистики, я не занимаюсь анализом нашего успеха. Нам трудно судить, потому что нет каких-то конкретных цифр по этому поводу. Нас нет в рейтингах журналов, мы представляем собой контркультуру. И распространение нашего творчества – это андеграундная и альтернативная коммуникация, по которой трудно судить, насколько популярен артист. Нет статистики тиражей, нет статистики ротации на радиостанциях. Основные радиостанции бывшего Советского Союза не крутят музыку, которую играет «Ляпис Трубецкой», основные каналы нас не крутят. Другое дело, что в последнее время для меня важна плотность гастрольного графика. И пусть мы не собираем стадионов, но для меня важен уровень нашей концертной востребованности. Я всегда хотел быть независимым музыкантом со всеми вытекающими последствиями. Мы ездим достаточно много, мы играем порядка 15 концертов в месяц, собираем в городах аудиторию от 500 до 1000 человек, играем хэдлайнерами на фестивалях. В принципе, нас очень много обсуждают, и самые главные для меня понятия - реакция и резонанс.

Мы артисты эпатажные, много острых моментов затрагиваем, ведем себя иногда безобразно, иногда на грани вульгарности и бурлеска, используем любые возможности позадираться, поэтому реакцию мы вызываем. Это для меня важно, то есть все эти споры, дискуссии, эпитеты. Некоторые нас считают лицемерами и чертями, другие приписывают ангельские проявления. Самое главное – резонанс. В принципе, если говорить о сатирическом артисте, коими мы себя считаем, это его главная задача.

По поводу «черных списков». В принципе, это не было для меня неожиданностью. Мы живем в тоталитарном государстве. Белоруссия – это некое подобие оруэлловской утопии «1984», время замерло в нашей стране, и все факты тоталитаризма, все артефакты несвободного общества у нас налицо. Я имею в виду власть в руках у деспота. Все, что связано с деспотизмом, проявляется в крайних мерах с приставкой «ультра». 19 декабря разделило общество сильно. Если до этого слово «аполитичный» было уместно и целая прослойка людей занималась искусством, контркультурой (от хипстеров до модной молодежи), являя собой циничное отношение ко всему политическому, то с тех пор они поняли - если не предпринимать какого-то противодействия, то скоро не останется своего пространства. Как это бывает во всех тоталитарных государствах, если до этого были какие-то уголки, связанные с демократичными началами, которые имели место 15-20 лет назад, когда рушился Советский Союз, то сейчас государство с громадной скоростью отвоевывает все назад. Идет борьба за территорию, поэтому никакого инакомыслия, никакой свободной мысли и, конечно же, никакого рок-н-ролла. Потому что все, что связано с рок-н-роллом, свободной мыслью, все, что связано с истинным социальным духом, все, что связано с такими вещами, как справедливость, государство подавляет. И, как мне кажется, противодействия стало намного больше - молодежь распевает песни, собирается на квартирники, люди, далекие от нашего творчества, разделяют нашу гражданскую позицию. Потому что мы четко и точно говорили о своей гражданской позиции.

- Вы принимали участие в каких-то акциях протеста в Белоруссии?

- Мы поэты и артисты, поэтому наша революция и наши баррикады все-таки в сознании людей. Самое главное для нас – побороть инертное мышление. Мне кажется, это самое главное для современного художника. Нужно быть немного над событиями, попытаться представить идеал – идеал свободного общества, который состоит из утопических произведений, различных идеологических, философских и теологических концепций. То есть с помощью образования, с помощью фантазии, с помощью творческих схем и моментов смоделировать образ и идеал, к которому всем нам надо стремиться. В этом задача современного художника. И, конечно нужно не бояться таких вещей, как протест, бунтарство, сатира. В этом плане позиция гаера, хулиганского клоуна занимает круговую оборону. Потому что нас волнуют не только вопросы, связанные с политикой, а больше вопросы, связанные с обывательством и мещанством. Потому что именно потворство этому образу жизни, связанного с накопительством и потребительством помогает деспотам и тиранам руководить спящим большинством.

- Вам повезло с песней «Я верю», у нее в интернете появился второй, внеплановый клип. А часто ли в интернете обнаруживается какое-то удачное дополнение к вашему творчеству?

- Этим интернет и хорош. Это круги на воде. Интернет – очень гибкая система. Я говорил про резонанс: если ты делаешь что-то яркое, то оно начинает резонировать. Сверхзадача художника – чтобы человек в устах незнакомца (многие со мной лично не знакомы) услышал собственное «я». У каждого оно свое, индивидуальное, поэтому для многих наши образы являются личностными, индивидуальными. Они сами видят эту картинку и пытаются расширить палитру образов. Потому что те идеи, о которых я пою в песне «Я верю», близки каждому человеку, независимо от уровня образования. Мне бы не хотелось останавливаться только на религиозном и церковном. Эта песня - такая улыбка Крошки Енота, поэтому, когда я говорю про песню «Я верю», я сразу ухожу от диспутов, связанных с брахмаизмом, Блаватской и софистами. Потому что все это было сотни и тысячи лет назад. Мне кажется, сейчас все должно быть проще. А поскольку мы являемся представителями поп-культуры, мы берем огонь на себя и являемся своего рода адаптерами – нам надо за пять минут сформулировать вещи, о которых философы спорили тысячелетиями. Я представитель поп-культуры, поэтому мне как ребенку нужно говорить ясным, галантерейным языком. Люди не должны закрываться в своих элитарных сообществах, но должны пытаться и пробовать вернуть в масскульт свежую идею. Масскульт происходит повсеместно, потому что масскульт – это и Кен Кизи, и Терри Гильям. А у нас таких нет.

- Писатель Дмитрий Быков считает, что художник должен не замечать власть, абстрагироваться от нее и оставить ее в одиночестве. Мы помним, что в 1984 году по всему СССР тоже были списки запрещенных групп. Можно ли выйти из положения, абстрагируясь от власти, или уже не получается?

- Многие путают термины «аполитичный» и «антиполитичный». Я по своей сути антиполитичен. Политика – это выражение агрессии какой-то части людей. Политика – это агрессивная борьба. Я, как человек миролюбивый, романтик и утопист верю в то, что энергия рождается из противостояния, противодействия. Но здесь каждый сам выбирает то, что ему нужно. …То есть если ты молчишь, ты являешься марионеткой. Людям важна консолидация. Для власти же предпочтительнее нас разделить, придумать фантасмагорическую страну. В России то же самое может произойти, но Россия более обширна. Если у нас явная тоталитарная формация, то здесь феодальные княжества. Здесь все так сделано, чтобы каждый на своем месте мог проявлять свои тиранские амбиции.

- В прошлый раз в Воронеже вы ходили в Камерный театр. А в этот визит успели что-нибудь сделать?

- Погуляли вокруг гостиницы, послушали колокольный звон. Наше время на туристические моменты ограничено, у нас плотный график, поэтому, когда я приезжаю в очередной город, я только и успеваю позаниматься спортом и уделить внимание книгам. Сейчас читаю книгу Майринка «Вальпургиева ночь» и рассказы Аксенова.

- Вы выступаете только с новыми песнями или будут исполнены и старые хиты?

- Мы выбрали программу с альбома «Капитал». Мы выбираем песни, которые на сегодняшний день, как нам кажется, сохраняют актуальность, и разбавляем романтико-чувственными номерами с альбома «Веселые картинки». Сейчас мы записали достаточно романтический, тихий альбом «Веселые картинки», но я думаю, это просто передышка перед новой яростной атакой. Потому что у нас не остается выбора – мы принимаем бой.


01.05.2011 в 22:00:44 | salamander | Интервью | 1709 | Источник материала
Комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]